• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рассказы (список заголовков)
16:53 

"Мой Рэн" - цикл "Записки Города Снов"

.последний ноябрь.
Постельные сцены и сцены с постелями
Я помню старого Рэна. Худощавый и сугубо верующий старик, всегда выделялся среди многих. И не только своей словоохотливостью на тему вероисповедания, но и жизненной позиции, в которой придерживался исключительного затворничества.
Его хибара, как ни странно, находилась на горе. И полу завалившееся строение жители Города Снов именовали, не иначе, как Храмом. Старику было плевать на прозвище собственного дома и на то, что большинство, приходящих к нему "соседей", считали его сумасшедшим.

- Вот такая история, однако идут. И все же идут ко мне за советом. Не они ли безумны в своем бесконечном уважении к умалишенному? - говорил он как-то мне. Я частенько заходил к нему почитать старых книг. У него их было множество и на многих языках, большинство из которых, остались бы загадкой даже для самого искушенного лингвиста.
- Они завидуют тебе, - отвечал я с улыбкой и снова припадал глазами к пожелтевшим страницам.

Но в тот день Рэна не оказалось дома. Дверь была заперта, а в щели торчала записка.
"Моему дражайшему Майклоу" - аккуратным почерком.
Вот так, в чтении данного послания, я и добрался до дома. Припустил дождь и слова стали смываться с одинокого пергамента, но смысл, что несли в себе откровения старика, оставался со мной всю жизнь...

"Майкло. Быть может ты мой племянник, а может и сын, кто знает. Все мы ходим под Богом и все его дети. Но суть не в этом.
Много лет я скитался по свету и еще больше среди собственных мыслей. Проходящие мимо облака, всю мою жизнь безмолвствовали, даже не смотря на мою искреннюю веру в них. В пору стало сомневаться, но моя вера крепла день ото дня. И, быть может, слыл я безумцем в глазах прочих и, стало быть, советы мои лишь укрепили в них это предположение, однако до конца я был уверен в своей правоте. Бог есть.
Бог существует, мой мальчик. И это не бред.
И теперь ты полагаешь, что до этого дня я не верил в Бога. Ты ошибаешься. Я верил, но в том-то и дело, что ВЕРИЛ. А ныне, я ЗНАЮ, что он есть. Вчера вечером, после твоего ухода, он написал мне письмо. Как же я был счастлив!
Мы с ним переписывались, и он поведал мне очень много. Рассказал мне тысячи историй, но лишь с одним условием - не спрашивать, почему все это досталось именно мне. И знаешь, я не задавал этого вопроса.
На утро же я отправился епископу и все ему рассказал. В доказательство поведал ему пару тайн мироздания. И знаешь, что он мне ответил?

- Пойди проспись, старик. От тебя разит за версту"

Он ведь не знал, что алкоголь не бывал у меня внутри, вот уже, пятнадцать трудных лет.
За эти дни я прошел три Святыни нашего мрачного города, но ни один священнослужитель не поверил мне.

- Да кто ты такой, чтобы Бог с тобой разговаривал? Немощный и бестолковый. Чем заслужил ты великую милость Всевышнего? Долгие годы надо поклоняться ему, чтобы он хотя бы взглянул на тебя с небес. Всю жизнь ему надобно жертвовать, дабы дети твои родились здоровыми. Что ты сделал из этого, ведь никто из нас ни разу не видел тебя в Святыни.

Им и невдомек, что Бог видит каждого и разговаривает с каждым. Только слышат его единицы. Алчность, порочность, сладострастие - все это заглушает его волшебный голос. Угадаю твой следующий вопрос - Как что-то может заглушить самого Господа.
Отвечу. Не желание услышать порождает не желание говорить. Кто умеет слушать и видеть, тот услышит и увидит. Жалкие людишки не сомневаются в своем превосходстве над самими собой.

И вот когда не услышали меня "Божьи Слуги", я пошел в народ. Я стал мессией и стал вещать. И через двадцать минут в меня полетел первый камень. Так меня и забили на площади Св. Авеля. Я мертв, мой мальчик, но пишу тебе, как писал мне Отец Наш. Он здесь, я теперь с ним - по правую руку от него.
Пишу я тебе, чтобы сказать, что ключ от моей библиотеки у Аглаи из "Северного Бора". Приходи туда, читай и не забывай кормить Бинокля, он верно уже скучает по мне, а я вижу его.

Сохрани это письмо и никому не показывай. Никому и никогда не рассказывай, что Бог существует, ведь люди не смогут принять того, что существует кто-то выше и могущественнее их. Верить - одно, знать - совсем другое...
И еще...
Слушай, мой мальчик. Тебе он тоже шепчет..."

@темы: Рассказы, Записки Города Снов

16:52 

"Я здесь" - из цикла "Записки Города Снов"

.последний ноябрь.
Постельные сцены и сцены с постелями
Есть в этом городе что-то, что заставляет тебя вздрагивать ночью при малейшем шорохе. Но в тоже время, оказавшись здесь хоть раз, не сможешь покинуть это гиблое место. Этого города нет ни на одной из карт, и о нем не узнать от случайного прохожего.
Можно говорить о том, что его вовсе не существует, однако ты явно ощущаешь темные камни, которыми небрежно выложена мостовая. Ты словно в бреду вдыхаешь слегка соленый и опасный воздух, сетуя на то, что в прошлой, прошедшей, жизни ты не мог воспринять все это как истинную реальность. Ты много раз видел этот город во сне и старался скорее проснуться, чтобы не остаться в нем навсегда. Ты никогда не думал о том, что окажешься здесь один...

Сюда попадают после смерти. С первого взгляда можно сказать, что это и есть Ад. Вот так я и подумал...
В голове гудело и память отказывалась возвращаться ко мне. Я не помнил ни себя, ни других, никого. Немного придя в себя, я обнаружил, что стою в длинной очереди на мокрой черной гальке и в порванной одежде. Камни под ногами были идеальной овальной формы и глубокого черного цвета, если можно так выразиться.
Очередь двигалась медленно и сзади, то и дело, раздавались протяжные стоны. Впереди меня шел дряхлый старик двухметрового роста и все время что-то бормотал. Что именно я так и не расслышал, хоть и старательно прислушивался. Сзади, с грустными лицами, стояли пять близнецов, у каждого из которых не хватало правой кисти. Я начал дрожать, хотя ни ветра, ни мороза здесь не было. Здесь была только огромная очередь неизвестных мне людей, идущих неизвестно куда, и безмолвные деревья с черными листьями, которые трепыхались от стонов, словно на ветру.
Мне показалось, что мы не движемся, а все время топчемся на одном месте. Прошла целая вечность, пока я смог разглядеть из-за спин, куда именно мы идем. А шли мы в пещеру. Еще через вечность я увидел, что всех принимали, словно мы стояли в очередь к коммунальным службам.
Вскоре очередь дошла и до меня, точнее я вместе с очередью дошел до меня...
Принимал меня высокий, статный и очень строгий птицеголовый управляющий. Представьте себе баскетболиста, которому приделали огромную голову ворона. Большие черные бусины птичьих глаз изучали меня довольно долго. За это время я успел заметить на клюве этого существа не большое белое пятно.

- Извините, - вежливо сказал я хриплым голосом. - У вас клюв испачкан.
- Что? - управляющий опешил.
- У вас на клюве белое пятно, и сдается мне, что оно лишнее...
- Дерзить мне смеешь, душонка? - казалось, что его клокочущий и писклявый голос исходит из глубины широкой грудной клетки.
- Ни в коем случае, сэр. Просто я полагаю, что на ваш клюв нагадила... - тут я осекся. - Кто-то нагадил.
- Ты разговариваешь? - удивленно спросила птица.
- Ну, как видите. И я пытаюсь сказать, что ваш клюв...
- Заткнись и проходи на право. Ты задерживаешь очередь. - сказал управляющий и белое пятно с его клюва, волшебным образом, исчезло.

Мне ничего не оставалось, как повиноваться и почувствовать себя полнейшим идиотом. Это была проверка?
"Ну что ж, если проверка заключалась в том, чтобы определить пятно, то я её прошел".
По моим подсчетам, шел я примерно с полчаса. Я по-прежнему разминал босыми ногами черную гальку, но шел уже в однообразном и едва освещенном туннеле. Идти было тяжело и бессмысленно. С каждым шагом я осознавал свою беспомощность и бесполезность.
"К чему все это? Надо просто остановиться и уснуть...". Так я думал, но мысль о том, что придется лежать на этой противной гальке страшила меня еще больше, чем бессмысленность этого путешествия.

- Крепчает дух, когда есть смысл двигаться. Все познается в движении. Все движется, живет, умирает и снова воскресает. Ни это ли смысл жизни? Ни это ли смысл смерти - пройти круг, чтобы снова продолжить движение? - бархатный женский голос вывел меня из усталой дремы.
- Кто ты? - спросил я темноту.
- Называй меня "ангел". Мы еще встретимся на твоем нелегком пути. Ну а поскольку ты избран, я открою тебе дверь. Но сначала позволь коснуться тебя.
- Коснись, Ангел, - ответил я и почувствовал нежное прикосновение женской руки к моей.
- Проходи душа и найди свой смысл, - прошептала темнота и передо мной возник город. Такой же темный, как Горе, такой же притягивающий, как Смерть.
Я вошел и исчез навсегда.

Тысячи дорог, что будут возникать в спящих проулках Города Снов станут моим наказанием и последним шансом на то, чтобы пройти свой Круг и возродиться из пепла, словно старая огненная птица...

@темы: Записки Города Снов, Рассказы

Писательский кружок

главная